А. Толстова. Министерство культуры управления // Коммерсантъ, 2011, №71

"Министерство культуры России с момента выдвижения проекта арт-группы "Война" на премию "Инновация" выступало против этого проекта, оценивая его как провокационный, хулиганский, омерзительный с художественной и нравственной точки зрения... При этом необходимо отметить, что Министерство культуры не является цензурным органом, запрещающим профессиональному жюри высказывать свою точку зрения. Мы не хотели бы повторять печальный опыт отношения власти и современного искусства, которым был отмечен период правления Никиты Хрущева" — таким кратким заявлением ответил Минкульт на развязанную Общественной палатой пиар-кампанию и призывы отправить в отставку министра Александра Авдеева. То есть прямо на наших глазах свершилась небольшая культурная революция — не в области художественной культуры, а в области культуры государственного управления.

Главным арт-критиком 1960-х годов в СССР был, как известно, оравший на художников в "Манеже" генсек Хрущев, а главным критическим термином — выражение "абстракцисты и пидорасы". Дорогой Никита Сергеевич помянут в минкультовском заявлении недаром. Личный вкус министра культуры может быть сколь угодно консервативным, и это его личное дело до тех пор, пока он не влияет на культурную политику государства. В 2002 году британский министр культуры Ким Хоуэллс пришел в галерею Тейт на выставку финалистов премии Тернера, сильно расстроился и оставил на выходе бумажку с комментарием "концептуальное дерьмо", как делают сотни обычных посетителей. Посмеялись журналисты, Бэнкси написал на тейтовских ступенях "Осторожно, дерьмо!". Только и всего. В 2007 году российский министр культуры Александр Соколов назвал одну работу группы "Синие носы" "позором России" — выставка соц-арта, где была злополучная работа, отправилась в Париж в кастрированном виде. Вышел большой скандал, и мировая пресса в связи с той выставкой говорила, к сожалению, не о художниках, а о политической цензуре в путинской России.

В общем, человеку, пишущему в России о современном искусстве, редко когда выпадает шанс похвалить Министерство культуры. Грех был бы им не воспользоваться. Нет, лично я никогда не подпишусь под словами, что акция "Х.й в плену у ФСБ", за которую группа "Война" получила премию "Инновация", "омерзительна с художественной и нравственной точки зрения". И, напротив, целиком и полностью соглашусь с решением жюри, признавшего этот "провокационный и хулиганский проект" лучшим произведением визуального искусства за прошлый год. Но, в конце концов, любой имеет право на свое частное мнение, и министр культуры Александр Авдеев, когда он выступает от своего частного лица. Просто в России так сложилось, что частное мнение высокопоставленного чиновника всегда превращается — вопреки писаным законам и правилам — в обязательное для всех и каждого руководство к действию. И когда высокопоставленный чиновник ломает эту славную многовековую традицию и поступает так, как принято в цивилизованном мире, а именно доверяет профессионалам делать свое дело, это и есть настоящая инновация.

Да, Всероссийский конкурс в области визуального искусства "Инновация" учрежден Министерством культуры и Государственным центром современного искусства. Но отбором кандидатов на премию и выбором победителей занимаются никак не зависящие от министерства экспертный совет и жюри, состоящие из отечественных и зарубежных специалистов. Лучших, прямо скажем, специалистов. Открываем наугад список членов жюри, первое имя в нем — Мари-Лор Бернадак, руководитель департамента современного искусства Лувра. Там, среди экспертов и судей "Инновации", нет ни одного случайного человека — все они занимаются современным искусством многие годы и добились профессионального призвания и успехов. Ни министр, ни сотрудники его министерства в экспертный совет и жюри не входят, а значит, влиять на решение "Инновации" им по уставу конкурса не положено. И коль скоро специалисты почти единогласно решили, что группа "Война", несмотря на все свои анархистские выходки, достойна главной Государственной премии по современному искусству, то им виднее. О чем министр культуры так прямо и сказал: дескать, лично мне "Война" не нравится, но я вам тут не цензурный комитет и с решением профессионалов спорить не буду.

Правда, в России есть еще и другие славные многовековые традиции: не уважать мнение специалистов и единолично говорить от имени всех граждан и всего общества. Их нам и продемонстрировала Общественная палата, выступившая с осуждением Министерства культуры, каково якобы обязано было вмешаться в дела "Инновации", не пущать и запрещать. Выяснилось, однако, что про заявление, подписанное пресс-службой Общественной палаты РФ, ничего не знали как раз те ее члены, которые профессионально занимаются художественной культурой. Ни председатель комиссии ОП по развитию и сохранению отечественной культуры Василий Бычков, директор ЦДХ, ни руководитель рабочей группы ОП по разработке концепции культурной политики РФ Марат Гельман, создатель Пермского музея современного искусства, это заявление не подписывали. Видимо, Общественная палата для того и была создана, чтобы отражать раскол и дурные болезни нашего общества. В связи со всем вышеизложенным, предлагаю учредить всероссийский конкурс в области государственного управления "Инновация" и первой премией наградить министра культуры Авдеева. А Общественную палату наградить премией имени Уленшпигеля, которое в переводе с фламандского значит "ваше зеркало".

Коммерсантъ