Что такое успешный музей? – экспертные комментарии профессионалов музейного и выставочного дела

В 2010 году европейское музейное сообщество возобновило обсуждение вопроса, посвященного смене модели развития музеев. На Европейском музейном форуме в Тампере дискуссия проходила под названием «Что такое хороший музей сегодня?» и было высказано мнение, что мы по-прежнему пытаемся мерить качество музея идеалами 70-х годов XX века, в то время как они уже давно стали нормой.

Действительно, сегодня никого не удивишь тем, что музей чуток к интересам посетителей, откликается на общественные вопросы, является частью современной культуры, а не только хранителем прошлого. Таких музеев на сегодняшний день немало. Но стал ли сегодня музей в России от этого влиятельнее или успешнее? Как он оценивает и использует свои ресурсы?

Одна из целей конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» – поддержка качественных проектов в сильных музеях. Что такое успешный музей, каковы критерии успешности и как они меняются – вот те вопросы, которые Наталья Копелянская, эксперт по мониторингу конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире», задала музейным профессионалам.

Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа, член-корреспондент Российской академии наук, академик Российской академии художеств, доктор исторических наук

Успех музея сегодня находится только в руках музейных профессионалов. К сожалению, государство занимает странную позицию, которая означает для музея все новые и новые сложности, которые приходится преодолевать. И в этом смысле невозможно отметить один успешный музей в России, здесь много больших и малых музеев, которые весьма успешно действуют в существующих обстоятельствах.

Среди критериев успешности, одним из главных, на мой взгляд, является ощущение изменения собственной аудитории. В Эрмитаже она очень изменилась за последнее время. Стало больше молодежи и, что очень для нас важно, не снижается процент посещения Эрмитажа жителями нашего города - петербуржцами. Мы за этим следим и выделяем отдельной строкой.

Вторым важным критерием я бы назвал ощущение современного контекста, в котором существует музей. И в этом смысле, способность музея меняться и соответствовать требованиям времени. Успешный музей – музей, который является частью современности. И это означает, что успешный музей постоянно предлагает своему посетителю новые ощущения и впечатления. Жизнь в Эрмитаже не затихает никогда, в музее постоянно происходят новые события.

Наше видение того, как будет развиваться Эрмитаж, будет описано в книге «Эрмитаж – 2014», которая станет итогом большого исследования и критического анализа «автопортрета» музея. Именно это исследование и ляжет в основу генерирования новых стратегий развития и изменения модели существования музея.

Михаил Гнедовский, директор Института культурной политики, председатель Европейского музейного форума

Успешный музей – это такой музей, который является органической частью сегодняшней, современной культуры.

Есть прекрасная формула Николая Федорова*: «Музей – это пир на кладбище». В самом деле, музей предъявляет нам прошлое или что-то чужое, иное, отличное от того, к чему мы привыкли, что составляет естественный контекст нашей жизни. Но сверхзадача музея – сделать это нужным, близким, живым, вступить в диалог с прошлым или с иной, непонятной культурой, сделать нашими собеседниками давно ушедших людей.

Пытаясь быть современными, многие музеи активно используют новейшие средства коммуникации, создают виртуальные объекты и мультимедийные инсталляции, насыщают экспозиции экранами или транслируют информацию прямо на мобильный телефон посетителя. Другие музеи, наоборот, тщательно избегают технических ухищрений, изгоняют из экспозиции современную экранную культуру, пытаются обнажить реальность, представленную в коллекциях, активно работают с пространством, стремятся создать в экспозиции особую атмосферу. Третьи ведут постоянный диалог с посетителями или рассказывают человеческие истории, которые разворачиваются «по ту сторону» экспонатов.

Как и в других областях, здесь нет готовых рецептов. Задача, которая, по Федорову, является абсолютно мистической, на современном языке называется «творческой». И если музей строит и последовательно реализует творческую стратегию, основанную на внимании не только к коллекциям, но и к посетителям, – такой музей рано или поздно добьется успеха, то есть станет авторитетным и влиятельным агентом в мире современной культуры.

Владимир Гриценко, директор Военно-исторического и природного музея-заповедника «Куликово поле»

Успешный музей, конечно, не определяется тем, что крыша не течет, и даже не размером его бюджета. Успешный музей – это музей, который ставит перед собой реальные задачи и в независимости от кризиса пытается решить свои проблемы. Мне кажется, все музеи, которые я знаю, работают именно так, не обращая внимания на обстоятельства. Это не означает, что они живут вне этих обстоятельств, но они просто осознают контекст и продолжают работать. Это те музеи, где не говорят о кризисе или цене на нефть, а которые подобно лягушке из известной сказки быстро перебирают ногами и, в результате, обретают под ногами твердую почву. Я считаю, что основа успешности для наших музеев и вообще нашей деятельности может быть сформулирована в духе «Делай, что должен и будь, что будет».

Среди своих коллег в российских музеях я считаю успешными: музей Мирового океана, где директор постоянно удивляет своими проектами и результатами, а также Николая Ильича Левина, директор музея в Спасском-Лутовиново, Наталью Ивановну Грамолина и музей «Поленово». Хорошим примером также может служить наш тульский военный музей, который формально находится в весьма тяжелом состоянии. У музея нет своего помещения, но он ведет активную выставочную деятельность, которая заслуживает уважения, и, на мой взгляд, является примером успешным музеем.

Иосиф Бакштейн, кандидат философских наук, заместитель директора РОСИЗО

Начну с признания: современное искусство вынуждено иметь дело с музеями. Для любого современного художника выставка в музее – это обязательная часть карьеры, и они должны работать с музеями, хотя в принципе, любая галерея делает выставку и занимается PR художникам проще и лучше, чем музей. Российские музеи так и не модернизировались, модель советского музея не претерпела изменений ни на уровне идеологии, ни на уровне управления, ни в смысле понимания музейной политики вчера и сегодня. Хотя необходимость директорам музеев постоянно думать про деньги многое изменила, и в частности баланс между работой с постоянной экспозицией и временными выставками.

Основные критерии успешного музея были, как мне представляется, неожиданно сформулированы одним из спонсоров выставки Жана - Юбера Мартена** (куратора III Московской биеннале современного искусства), когда он был директором музея Kunst Palast в Дюссельдорфе. Этот спонсор из компании Рургаз тогда сказал: «Для нас успех вашей выставки - количество посетителей и процент шедевров». И, надо сказать, господин Мартен после этого заявления ушел с поста директора музея, заявив, что не хочет иметь дело с такими критериями. Он полагал, что музей это серьезная, элитарная организация, функционирующая по просветительской модели. Такая элитарная организация дожила до 90-х годов, когда Томас Кренц начал тотально все коммерциализировать в своем музее. Музеи Гуггенхайм и Тэйт Модерн – очевидные примеры того, как изменилась музейная политика, при которой идет постоянное развитие коллекции и одновременно много внимания уделяется работе с публикой, поскольку посещаемость всегда важна для спонсоров.

По моему мнению, в сфере современного искусства у традиционных музеев в России появился очень сильный и успешный конкурент в виде частных музеев (как музей Игоря Маркина), у которого есть очевидный потенциал.

Анна Клюкина, директор Государственного Дарвиновского музея, заслуженный работник культуры РФ

Если не касаться вопроса финансирования, то, на мой взгляд, успешный музей – не обязательно большой, это зачастую маленький музей. Успешный музей любят его жители в том месте, где он находится – в городе, селе, любой точке. На мой взгляд, успех музея наступает тогда, когда жители того места, где он находится, начинают заботиться о своем музее, они ходят в этот музей помногу раз. Как добиться подобного отношения – другой вопрос. Очевидно, что маленькому музею нужно предпринимать не меньше усилий, чем большому музею по привлечению своей публики. Пожалуй, всем музеям кроме самых крупных, таких как Кремль или Эрмитаж, надо постоянно трудится над тем, чтобы местное население приходило бы в музей несколько раз в год.

Сегодня недостаточно сейчас просто сделать экспозицию. Сейчас можно создавать совершенно удивительные музейные проекты, интерактивные, выставочные программы с вовлечением населения города. Если музей как культурно-образовательный центр становится притягательным местом, особенно для семейного посетителя – это успех.

Александр Дремайлов, заместитель директора по информационным и компьютерным технологиям Государственного Исторического музея, член Президиума ИКОМ России.

Что такое успешный музей сегодня? Этот вопрос, который я себе задаю почти каждый день. В данный момент я придерживаюсь следующего мнения об успешности музея (именно в России).

Это музей, в который люди приходят не один раз. Здесь, правда, стоит упомянуть о необходимости в методах, навыках и умениях мониторинга ситуации. Но если люди приходят в музей не один раз, это значит, что администрация музея полагает, что не посетители существуют для музея, а музей для посетителя и тщательно продумывают те мелочи, которые доставляют людям удовольствие и физическое, и моральное. Это означает, что в музее есть все, что удобно для жизни - парковка, кафе, приветливый персонал и, конечно, экспозиция, которая не парит над посетителем с краткими непонятными этикетками, а сделана для посетителя и сопровождается деликатно сделанной, удобной и емкой информацией. Такая экспозиция побуждает к размышлению (именно это и доставляет удовольствие), она удобна и для самостоятельного изучения, и для визита в компании друзей (с обсуждениями и спорами) и с семьей, особенно с семьей с маленькими детьми!

Одним словом, успешный музей тот, в котором невооруженным взглядом видно, что в этом музее любят людей!

Владимир Толстой, директор государственного литературного музея-заповедника «Музея-усадьбы Л.Н.Толстого «Ясная поляна», президент ИКОМ России, председатель совета Ассоциации музеев России, председатель Общественной палаты Тульской области.

Моя личная точка зрения состоит в том, что успешный музей – это музей креативный, творческий. Это музей, который фонтанирует идеями, где рождаются новые проекты. Музей не может и не должен быть статичным. У него может быть отличное финансирование, прекрасная коллекция, но еще нужна выдумка, музейное творчество и то, что я бы назвал околомузейным творчеством, направленное на посетителя, на людей, который возможно даже и не собирались приходить в музей. При таком подходе люди уже не могут не прийти, потому что знают, что будет что-то удивительное, поражающее их воображение.

Такие музеи могут быть совсем маленькими или крупными. Их невозможно сравнивать по объемам деятельности, а по уровню выдумки, идеи, неожиданных проектов сравнение весьма уместно. Хочется верить, что музей, который я возглавляю уже шестнадцать лет можно отнести к разряду успешных музеев, поскольку жизнь в нем не прекращается ни на один день, и она очень разнообразна. С одной стороны, здесь тихо идут научные исследования, которые потом нас поражают своими результатами, а с другой – семинары, конференции, театральные события, которые происходят каждый. Сейчас в Ясной Поляне идет проект «Сад гениев», и мне приятно, что жизнь в усадьбе кипит с утра до ночи, и люди уходят отсюда счастливыми.

Говоря об успешности музея, я специально не упомянул о взаимоотношениях с государством, которое будто специально решило испытывать российские музеи на прочность, придумывая все новые и новые барьеры. Правда, это касается не только музеев, но и всей социальной сферы.

Мне представляется, что критерии успешности очень четко сформулированы Европейским музейным форумом (ЕМФ) и реализуются на площадке ежегодной конференции The Best in Heritage в Дубровнике. В обоих случаях именно на основе этих критериев музеи приглашаются к участию, и жюри определяет лучшие музеи Европы.

Источник: http://www.museum.fondpotanin.ru


* Фёдоров, Николай Фёдорович (1829—1903) — философ-футуролог, один из основоположников русского космизма.

** Жан – Юбер Мартен (Jean-HubertMartin) - куратор Национальных музеев Франции, бывший директор парижского центра Помпиду, руководил Музеем искусств Африки и Океании в Париже, автор выставок «Москва - Париж», «Москва – Берлин», работал в музее Kunst Palast, в Дюссельдорфе в 2000 -2004 гг. куратор Национальных музеев Франции, бывший директор парижского центра Помпиду, руководил Музеем искусств Африки и Океании в Париже, автор выставок «Москва - Париж», «Москва – Берлин», работал в музее Kunst Palast, в Дюссельдорфе в 2000 -2004 гг.