М. Токмашева. Достойны ли небольшие театры бюджетного финансирования? // Культура, 2011, № 8

В преддверии реформы бюджетных учреждений и в разгар дискуссии о сокращении числа московских театров мы продолжаем знакомить читателей с небольшими столичными театрами: ждут ли они реформу? На что надеются и чего боятся?

Любительский замах на Вильяма нашего Шекспира…

Студенческий театр “МОСТ” располагается сейчас на Большой Садовой – в центре города, недалеко от Театра сатиры и Театра Моссовета. Для большинства взрослых людей “МОСТ” по-прежнему ассоциируется исключительно с МГУ, Роланом Быковым, Марком Захаровым. Для нынешних актеров театра – это лишь история, богатая на имена и события. “МОСТ” для них – стартовая площадка, где они не боятся экспериментировать и с удовольствием вовлекаются в театральный процесс.

Московский открытый студенческий театр – театр любительский. Сюда могут поступить студенты из разных московских вузов. Сейчас в репертуаре театра 9 спектаклей. Но на каждый – зал, состоящий в основном из молодежи, полон. Особой популярностью пользуется спектакль “Аттракцион” по роману Михаила Шишкина “Взятие Измаила” и комедии А.П.Чехова “Чайка” – на него билеты проданы на два месяца вперед. Впрочем, сам театр небольшой – даже эти квадратные метры на Большой Садовой дались ему с трудом.

“История студенческого театра Московского университета – это история первого публичного театра Москвы”, – говорит директор “МОСТа” Ирина Большакова. Именно коллектив Московского университета в далеком 1756 году первым давал в Москве публичное театральное представление – по пьесе французского драматурга М.А.Леграна “Новоприезжие”. За прошедшие с этого события два с половиной века в Москве образовалось более 200 театров, и сейчас для российской столицы вопрос о количестве театров стал актуальным. Он поднимался и при отставке Юрия Лужкова, периодически возникает он и сейчас. Реформа, которая коснется не только театров, но и всех бюджетных учреждений, также, как мы помним, направлена на оптимизацию работы этих самых учреждений. В XVIII веке приоритеты были иными…

Золотой век “МОСТа” начался, конечно, с приходом туда Ролана Быкова. “Ролан Антонович устроил с большой помпой открытие – пригласил звезду первой величины актрису Александру Александровну Яблочкину, председателя Всероссийского театрального общества, обласканную вниманием советской публики и власти, – рассказывает Ирина Большакова. – Театр МГУ тогда не имел статуса театра, а проходил по всем документам как кружок самодеятельности. Понятно, что и тарифная сетка была соответствующая. Так вот Ролан Антонович вывел театр на самоокупаемость – для него была заведена отдельная финансовая карточка, где аккумулировались средства. На спектакли продавались билеты, актерам выплачивалась зарплата, образовался штат театра, куда входили 16 человек. Первый международный фестиваль студенческих театров был проведен на собственные деньги. Университет тогда предоставил только места в общежитии”.

Постепенно связь с университетом сошла на нет, начались проблемы – сначала со сценой, потом с репетиционными помещениями. “В 1994 году начался самый сложный этап в жизни театра: если в советское время творческий коллектив боролся за свободу самовыражения, то теперь вынужден был бороться за кров над головой”, – вспоминает Ирина Большакова. Сначала театру пришлось отдать свое основное здание – на Моховой – храму Святой Татьяны. Руководство МГУ не спешило предлагать театру новое помещение. В мае 1994 года состоялось закрытие сезона.

“Театр лишился своей площадки. Сцену получить было невозможно – приходилось арендовать. И если в 1995 – 1997 годах это можно было сделать, то потом стало физически невозможно. Театр был на грани. Обратились в Правительство Москвы, управу ЦАО. После долгих процедур было создано государственное учреждение культуры “Московский открытый студенческий театр”, – говорит директор “МОСТа”.

В новом здании на Большой Садовой сделали ремонт, театр возродился, появился достойный репертуар. “МОСТ” – постоянный участник международных конкурсов, специалисты из Франции, Канады, Италии отмечают высокий уровень постановок. “Таких театров должно быть много. Даже в Москве молодежи не хватает таких площадок. В большинстве вузов, к сожалению, не понимают значения театров. Ведь в таких театрах, как наш, важна именно коллективная творческая работа, которая объединяет ребят, погружает в театральную атмосферу”, – считает Большакова.

О будущем Ирина Александровна пока даже не думает. При упоминании 83-го закона и грядущей реформы бюджетных учреждений рассказывает о трудностях закона 94-го: “Нужно заниматься не жизнью театра, а всеми этими электронными торгами, госзакупками. Сделаешь в каких-то бумагах ошибку, штраф – 50 тысяч рублей! А у нас самая высокая зарплата в театре – 21 тысяча. Конечно, никто не хочет брать на себя такую ответственность”.

Главная проблема, по словам Ирины Александровны, в том, что посылы и действия власти не совпадают: “Говорят о духовном развитии общества, а принимают такие разрушительные законы. Ведь этот 83-й направлен на удушение культуры. Люди должны перестать заниматься творчеством, а заниматься исключительно экономическими подсчетами”. Что остается театру? “Работать спасателями, – говорит Ирина Большакова. – Спасать театр от умирания”.

“Мы артисты из Перова, а живется нам – критично”

В Театре “На Перовской” настроение не менее пессимистическое. Этот театр – профессиональный. Он также подчиняется Департаменту культуры Москвы, и здесь также считают, что маленькие театры имеют право на существование и развитие. Но оставят ли им это право – вот в чем вопрос.

В субботний вечер в кассах театра – очередь. Находящийся недалеко от метро “Новогиреево”, театр пользуется популярностью у местных жителей. Зал полон. Билеты на некоторые спектакли разобраны заранее. Стоимость билетов – 300 – 500 рублей. В репертуаре в основном классика и детские спектакли. На столе у худрука театра Кирилла Панченко – томик “Горе от ума”. Режиссер постоянно цитирует классические пьесы и находит в этих цитатах уж слишком много параллелей с текущей жизнью.

“А кто будет решать, кто достойнейший?” – так Панченко комментирует идею о сокращении столичных театров: “Все суммы, которые выдаются на маленькие театры, ничтожны по сравнению с бюджетами больших театров”. Меж тем, по его мнению, большинство москвичей ходят именно в театры небольшие, оставляя известные гиганты на откуп приезжим. Известные театры держатся за счет прежних заслуг (это интересно приезжающим в Москву) или за счет пафосных премьер (куда приходят звезды, топ-менеджмент и офисный планктон). Небольшие театры неинтересны критике (“им проще до Парижа слетать, чем к нам на спектакль прийти”), но интересны подлинным театральным зрителям, которым важна не тусовка, а качество самой постановки.

Но логика худрука Театра “На Перовской” далека от логики государственной власти. Кирилл Панченко приводит в пример западный опыт, где театры в основном финансируются муниципалитетами и меценатами. “А у нас в очередной раз готовится эксперимент на живых людях! Театр сам зарабатывать не может. Ему нужна помощь. Чтобы решать проблемы театра, экономист должен прийти и попросить рассказать ему об этом. Но никто не приходил и не спрашивал. Изобретаются любые средства, чтобы нас удушить”, – говорит Панченко.

Реформа бюджетных учреждений, по его мнению, не должна проходить массово и единовременно: “Давайте возьмем успешный театр и переведем его в автономию, посмотрим, как он будет жить, – проверим на нем эту реформу. Бюджеты ведь, например, у моего театра и у “Табакерки” несопоставимы, хотя и у нас, и там – сто зрительных мест”.

Не исключает Панченко и того, что с началом реформы может возникнуть ситуация, когда ему нечем будет платить артистам. На сегодняшний день артист высшей категории по тарифной сетке получает в Театре “На Перовской” 22 тысячи 890 рублей…

“В лучших своих проявлениях театр как раз и противостоит понятию “прибыль – заключает художественный руководитель Театра “На Перовской”. – Как только театр перестанет этому противостоять, общество лишится духовной составляющей”.

 

Источник: Культура